* Группа и групповое поведение // Социальные исследования. 2016. №1. С. 1–20.

- независимый исследователь, кандидат философских наук по специальности “прикладная социология”

/ Скачать PDF

 

Аннотация

До настоящего времени в социологии нет признанной концепции группы и группового поведения, что сдерживает развитие науки. В статье дается концептуальное описание феномена группы и группового поведения на основе ресурсного подхода. Автором предлагается поведенческий критерий для определения группового поведения, на основе чего дается операциональное определение группы. Показывается, что любая групповая идеология есть концепт распределения ресурсов. В рамках разработанного подхода даются авторские определения групповой установки, патриотизма группы, доминантности группы. Предлагается и иллюстрируется эмпирическая модель измерения реализованности ресурсных идеологий и идеи конвергентности.

Ключевые слова: группа; групповое поведение; групповые идеологии; групповая социализация; конвергенция

 

1. Введение

По мнению Альбиона Смолла, изложенному им в книге «Общая социология» (Small, Albion; 1905), термин «социальная группа» является «наиболее общим и бесцветным термином, используемым в социологии в отношении к сочетаниям людей», цит. по: [Большой толковый…, 1999: 148]. Более века спустя современные авторы, подводя итог исследования феномена группы, приходят к выводу: социальные группы «нереальны, хотя "наглядны" и "наблюдаемы", их способность быть воспринимаемыми есть хорошо обоснованная иллюзия, и поэтому они сродни миражам. Итак, социальные группы не существуют» [Качанов, Шматко, 2012: 103]. Приведенное высказывание не случайно, как представляется, оно отражает уровень проработанности вопроса.
Феномен группы и группового поведения, хотя и является основополагающим для социологии, если она понимается как наука о поведении больших групп, тем не менее, еще не получил целостного, концептуального описания. Это можно видеть даже по социологическим словарям, см., например: [Большой толковый…, 1999; Краткий словарь…, 1989;  Социологический словарь, 2004] и по отсутствию в социологии фундаментальных публикаций на эту тему. Как отмечает Александр Донцов – общей теории группы по сей день не существует [Донцов, 2012: 186]. Не разработанность теории группы и группового поведения, как представляется, являет собой большую проблему, препятствующую более продуктивному развитию социологии. Анализ понятия группы содержится, например, в работе Овсея Шкаратана и Николая Сергеева [Шкаратан, Сергеев, 2000]. Пожалуй, наиболее детальное исследование группы и группового поведения в отечественной науке проведено Галиной Андреевой [Андреева, 1996], см. также обзоры и анализ отдельных авторов в [Социальная психология…, 2012].
Цель статьи – дать концептуальное описание феномена группы и группового поведения, рассмотреть основные процессы и факторы, формирующие группу и детерминирующие групповое поведение, предложить систему показателей, измеряющих качество группы.


2. Группа


В целом словом «группа» могут описывать любую совокупность субъектов либо объектов. Социология рассматривает группы с точки зрения их места в социальной структуры и группового поведения. Обобщая существующие точки зрения, см., например: [Гидденс, 2005: 267; Мертон, 2006: 433-434; Шеркович, 1975: 50], можно сказать, что под группой понимается некоторая совокупность лиц, обладающая следующими признаками: 1. регулярное взаимодействие; 2. групповая самоидентификация; 3. идентификация группы внешними по отношению к группе индивидами; 4. общность цели взаимодействия; 5. выступает единым субъектом действия.
Общепризнанное понимание группы еще не сложилось. Ряд авторов выдвигают и иные основания для определения группы, Александр Донцов, например, выделяет восемь главных отличительных признаков социальной группы [Донцов, 2012: 182-183]. Как будет показано далее, определение группы может быть дано с использованием меньшего числа критериев.
Выражение «социальная группа» имеет признаки тавтологичности, так как понятия «группа» и «социум» синонимичны, феномен группы социален по своей природе, иначе говоря, не социальной группы не бывает. Дабы отойти от общего понятия социальной группы, используемого в социальной психологии, социологии, политологи, геополитике, иногда малые группы называют социально-психологическими, большие – социологическими, а очень большие - геополитическими. Социологическая группа может быть описана как совокупность индивидов, занимающая, по тем или иным основаниям, определенное место в социальной структуре.

 

3. Групповое поведение и ресурсы


Отдельный субъект инстинктивно предрасположен стать членом группы, если почувствует основания для группообразования. При наличии некоторого скопления индивидов, феномен группы может возникать на базе лишь срабатывания группового инстинкта, то есть может возникнуть «чистая группа», в которой существует единственная детерминация группообразования – ситуативно возникшая пространственная близость и обособленность некоторой совокупности индивидов. Это подтверждают многочисленные эксперименты с образованием и противопоставлением искусственных групп, см., например: [Андреева, 1996]. Процессы образования и противопоставления групп представляют собой процессы группового поведения.
Общепризнанного понимание группового поведения еще не сложилось. Герберт Блумер (Blumer, Herbert 1951) предложил следующие характеристики группового поведения: «Групповая активность означает, что индивиды действуют вместе определенным образом, что между ними существует некое разделение труда и что налицо определенное взаимное приспособление различных линий индивидуального поведения» [Блумер 1994: 90]. Более операциональным представляется определение группового поведения по основанию его детерминации. Под групповым, коллективным поведением «понимаются скоординированные действия группы лиц, в основе которых лежит единая (общая) детерминация – цели, мотивы и т.д.» [Ильясов, 1996: 47]. Детерминацией группообразования и целью группового поведения является стремление сохранить и увеличить совокупные ресурсы группы. Групповое поведениеэто скоординированные действия группы лиц, направленные на сохранение и увеличение совокупных ресурсов. Групповое поведение – это всегда ресурсное поведение.
Ресурсы – это все возможные материальные, экономические и духовные (моральные, психологические) блага, то есть все объекты, свойства, обстоятельства, обладание и пользование которыми вызывает у субъекта позитивные чувства разных модальностей – комфорт, удовольствие, удовлетворение и т.д. Например, в случае с «чистой группой», ресурсом может быть психологический комфорт, получаемый от «чистого общения» (по Георгу Зиммелю) [Зиммель, 2006].


4. Реальная группа и социальная категория


Социологические группы подразделяются на реальные группы (или собственно группы) и социальные категории, хотя критерии такого деления определены недостаточно четко. В качестве операционального дифференцирующего признака предлагается использовать факт осуществления или не осуществления совокупностью индивидов коллективного (группового, корпоративного) поведения. Социальная категорияэто совокупность лиц, не реализующая группового поведения, но в описании которой используется единая социальная характеристика (пол, возраст, образование, профессия, доход, брачный статус и т.д.). Подобные совокупности лиц также иногда описываются понятиями номинальной, статистической, условной группы.
Возвращаясь к определению группы, исходя из приведенного определения группового поведения, можно сказать, что (реальная) группа – это совокупность лиц, осуществляющих групповое поведение, чувствующих себя единым субъектом ресурсного поведения. Таким образом, реальная группаэто совокупность лиц, осуществляющих скоординированные действия, направленные на сохранение и увеличение совокупных ресурсов. Из приведенного определения следует – у группы есть лишь одна функция – сохранение и увеличение ресурсов.
Определенная совокупность субъектов одной социальной категории может стать реальной группой, если начинает реализовать групповое поведение, например, движение женщин за равноправное распределение ресурсов, лица одной профессии, объединившиеся в профсоюз с целью перераспределения ресурсов в свою пользу и т.д.
Значительное число социологических групп состоят из двух частей, состоящих из реальных и номинальных членов. Такие сообщества как этнические и религиозные группы, партии, профсоюзы и т.д., состоят из: 1. реальных членов – активного ядра, которое организует и реализует соответствующее групповое поведение; 2. номинальных членов – пассивной периферии, которая отнесена к группе во многом формально.
Некоторые группы могут иметь большую вариативность в соотношении доли реальных и номинальных членов. Соотношение числа членов группы осуществляющих групповое поведение к числу номинальных членов может рассматриваться как показатель мобилизованности группы.
Далее будет рассматриваться поведение реальных групп и, прежде всего, основы их эмоциональной и рациональной идеологий, задающих основной вектор группового поведения.


5. «Эмоциональная идеология» группы


Каждая группа нуждается в своей субкультуре – для придания уникальности сообществу, идентификации, сплочения. Идеологии являются консолидирующим элементом всех групп. В самом элементарном («этологическом») случае идеология сообщества носит в большей мере эмоциональный характер и имеет своей основой представления об исключительности группы, основанной, вероятно, на чувстве эгоизма ее членов. Представления об исключительности группы – атрибутивное свойство всякого группового сознания [Ильясов, 1990: 80-81]. Указанная исключительность является обоснованием того, почему данная группа должна продолжать существовать (не ассимилироваться), претендовать на имеющиеся, спорные, или «дополнительные» ресурсы.
Представления о собственной исключительности субъекта (индивида, группы) формируют уровень притязаний на ресурсы и континуум «эмоций превосходства»: чувство собственного достоинства ¢ гордость ¢ высокомерие. В контексте обсуждаемого подхода гордость – это эмоциональное переживание своей исключительности, чувства превосходства, основанное на представлениях: а) об обладании лучшими, чем у конкурентов ресурсами (реальными или мифическими), б) о наличии лучшего интеллектуального, психологического, морального потенциала для получения бóльших ресурсов в будущем.
В качестве самых примитивных, «модельных групп», могут быть упомянуты такие «перераспределяющие сообщества» как воровские и бандитские группировки, мафиозные «семьи», клептократические властвующие кланы. У всех указанных групп стремление перераспределить ресурсы в свою пользу имеет только одно «идеологическое» обоснование — представления, ощущения собственной «исключительности» 2. Подобные представления, как отмечалось выше, атрибутивное свойство любого группового сознания, то есть в этом все группы схожи. Различия проявляются в «распределительных идеологиях».


6. «Рациональные», или распределительные идеологии группы и групповой отбор


«Рациональные» групповые идеологии – это концепты распределения ресурсов. Говоря шире, можно сказать – любая идеология, в конечном счете, это всегда идеология распределения ресурсов. Основными отличительными параметрами групп является присущий им характер распределения материальных и властных ресурсов. Первичная биологическая группа естественным образом содержит в себе противоречие между интересами отдельного индивида и интересами группы в целом. Отдельному индивиду свойственно конкурентное поведение, то есть поведение, направленное на распределение, перераспределение ресурсов в свою пользу. Сообществу же важна такая система распределение между членами, которое способствует увеличению совокупных ресурсов и повышает конкурентность группы в целом. Отсюда проистекает, по выражению Николая Бердяева, «трагический конфликт личности и общества» [Бердяев, 1995: 305]. Указанное противоречие порождает основы двух коренных групповых идеологий – левой, социалистической и правой, свободно-конкурентной (либеральной).
Левая идеология отдает приоритет интересам всех (большинства) членов группы, выступает за равномерное распределение материальных ресурсов («каждому по потребности») и демократию – равное распределение властных ресурсов (участие в управлении, равные права, власть большинства). Одной из главных проблем левой идеологии является подчинение личных свобод интересам группы. Как отмечал Николай Бердяев: «Самой мучительной проблемой в социализме является проблема свободы» [Бердяев, 1995: 309]. Правая идеология отдает приоритет интересам отдельной личности, выступает за свободное, конкурентное распределение богатств и власти («каждому по способностям»).
Так называемые «коммунистические режимы» или «страны народной демократии», таковыми были лишь по названию, так как они реализовывали только половину коммунисткой доктрины – равномерное распределение материальных ресурсов, а властные ресурсы, в явном противоречии с левой идеологией, силовым образом концентрировались в руках правящей верхушки. В этом смысле подобные режимы правильнее называть не коммунистическими, а «левацкими диктатурами».
В зависимости от преобладающего типа распределения ресурсов, группы можно подразделить на авторитарные («правые») и самоорганизующиеся («левые»). Более полное описание признаков левой и правой идеологий дано автором ранее [Ильясов, 2000: 83-87]. Фундаментальное для социологии понятие группового отбора ввел Чарльз Дарвин, понимая под ним конкуренцию между группами, осуществляемую за счет более эффективного социального поведения, более результативной социальной (само)организации [Дарвин, 1953: 648-649]. В результате группового отбора доминируют группы, имеющие более высокий уровень мобилизации, результативные концепты и способы организации и распределения властных и материальных ресурсов.
С обсуждаемой точки зрения «капитализм» и «коммунизм» — это две распределительные парадигмы. Конституция страны - это концепт распределения, прежде всего, властных, а затем и некоторых иных ресурсов (земля, недра и проч.). Власть, в данном контексте, это институт утверждения (в том числе законодательного) определенного концепта распределения ресурсов и принуждения к его воплощению в жизнь. Демократия — одна из моделей распределения властных и материальных ресурсов. Основное содержание юридических законов в любом государстве – это совокупность требований и правил распределения ресурсов между гражданами конкретного государства. В значительной мере идеологии конфессиональных групп представляют собой концепты распределения ресурсов, религиозная молитва всегда, либо благодарение за полученные ресурсы, либо просьба об их «выделении». Потому, можно предположить, что увеличение совокупных ресурсов сообщества приводит к снижению религиозности его членов.
Идеологии групп задают такие процессы как групповая самоидентификация, социализация, уровень мобилизованности и патриотизма, а также влияют на значимость и влияние групп.


7. Самоидентификация индивида с группой и идеологии


Психологическая, субъектная («экзистенциальная») самоидентификация 3 – это процесс отождествления себя с самим собой; выделение себя из мира природы; понимание, чувствование факта своего существования; переживание собственной само-идентичности и своего отличия от иных объектов; восприятие своего «Я» как своей сущности. Поло-видовая («этологическая») самоидентификация – процесс отождествления себя с определенным биологическим видом и полом. Личная, личностная, персональная («социально-психологическая») самоидентификация есть процесс восприятия, переживания своих личных характеристик, своего отличия от других людей. Социальная, групповая («социологическая») самоидентификация есть процесс отождествления себя с определенной группой, восприятие себя ее членом. В рамках психологической самоидентификации происходит «внутренний диалог» субъекта с  самим собой, в рамках поло-видовой – возникает импульс к внутривидовой коммуникации, в рамках личностной – реализуется межличностное общение, в рамках групповой самоидентификации – межгрупповое взаимодействие. Как представляется, процесс самоидентификации, в соответствии с онтогенезом Homo Sapiens, осуществляется посредством расширения «кругов сознания»: вначале происходит субъектная самоидентификация, затем она «закрепляется» поло-видовой, через нее – реализуется личная, затем – групповая самоидентификация.  
Вероятно процессы групповой самоидентификации основаны на врожденных программах поведения, имеют своей основой социальные рефлексы (инстинкты), на которые «накладываются» формальные идентификаторы группы – антропологические признаки, статус, культура, которые могут усваиваться субъектом в процессе социализации.
В патриархальных, архаичных сообществах групповая самоидентификация актуализирована в большей мере, нежели в демократических, так как там границы между группами носят жестко регламентированный характер, а число групп относительно невелико. Различными исследователями отмечается снижение активности процесса групповой самоидентификации в демократических сообществах как общая, глобальная тенденция. Границы групп размываются, сами группы становятся менее мобилизованными, соответственно, менее устойчивыми.
Групповая самоидентификация и идентификация «других» групп взаимосвязанные процессы. Самоидентификация индивида с группой может осуществляться в широком диапазоне критериев – от отнесения индивидом себя к группе по формальным признакам 4 до его активного участия в групповом поведении. Как указывалось выше, наиболее адекватно членство индивида в группе определяется по фактам его реального участия в групповом поведении. Быть членом группы – значит чувствовать себя ее членом и осуществлять групповое поведение.
Актуальность идеологии группы задается степенью ее нацеленности на обеспечение членов группы наиболее актуальными для них ресурсами. Допустимо предположить, что, в общем случае, индивид воспринимает себя в большей мере членом той группы, от которой он получает, или ожидает получить, больше ресурсов. То есть идентификация может быть тем сильнее, чем больше ресурсов у группы. При этом различные группы можно классифицировать по типу предоставляемых ресурсов. Семья, например, представляет семейно-брачные, поло-репродуктивные ресурсы. Конфессиональные группы, похоже, больше представляют ресурсы типа морального и психологического комфорта. А группы типа этноса или государства дают возможность более эффективно получать различные социально-статусные и витальные ресурсы. Преобладание идентификации с большой группой указывает на ее сплоченность, преобладание идентификации с малой группой может рассматриваться как индикатор дезинтеграции большой группы.
В ситуации утраты доминирующего положения группой более высокого уровня, начинает компенсирующим образом доминировать идеология группы более низкого уровня. В условиях острой идеологической борьбы глобальных идеологий – левого и правого концептов распределения ресурсов, доминировали соответствующие формационные общности, и значительное число индивидов идентифицировали себя с ними. Затем настала эпоха конвергенции, суть которой заключалась в том, что «капитализм выполнил все основные требования марксизма по распределению ресурсов» – демократизация власти, законодательно гарантированные права трудящихся и т.д. Правда, вместо отмены частной собственности работникам предоставили возможность участвовать в прибылях компании, путем покупки акций, а интернационализм заменили на этно-толерантность.
Капиталистическое сообщество трансформировалось в идеологическом смысле в несколько аморфный конвергентный социум, а условно-коммунистические сообщества – в группу транзитных (переходных) сообществ. Во многом это привело к снижению социального веса левой и правой глобальных идеологий, частичной замене их на сравнительно слабо идеологизированное «гражданское общество», обладающее пониженным идентификационным потенциалом. В виду конвергенции капиталистического и условно-коммунистического сообществ, в значительной мере упразднилось противопоставление соответствующих идеологий, а значит снизилась и их актуальность. Идеология конвергентного сообщества пока не получила дальнейшего развития, не использовала свой потенциал глобальной идеологии, объединяющей моральные императивы левой и правой идеологий. Вследствие чего произошла актуализация идеологий сообществ меньшего уровня – религиозных и этнических.
У значительной части индивидов, с патриархальным мироощущением и чувством недостаточности личного конкурентного потенциала, усилилась идентификация с этническими и конфессиональными сообществами. При этом ислам и этно-идеологии в некоторой мере заняли отчасти освободившееся место левой идеологии, суть которой составляет императив справедливого распределения. Ислам, в отдельных своих проявлениях, противопоставил себя конвергентному сообществу, как идеология справедливого распределения ресурсов на основе религиозных норм. Основой этно-идеологии в данном контексте является миф о якобы имманентно присущем моноэтническому сообществу принципе справедливости распределения ресурсов между всеми членами этно-группы.


8. Патриотизм как идеология группы


Слово патриотизм может относиться к любой группе – трудовому или иному коллективу, лицам, проживающим в определенном населенном пункте, на определенной территории или в некоторой стране. Патриотизм есть вид группового ресурсного поведения, говоря точнее, это групповое поведение, детерминированное определенной групповой (корпоративной) установкой, последнюю можно определить исходя из подхода Г. В. Плеханова к анализу группового поведения [Плеханов, б.г.: 197]. Групповая установкаэто совокупность представлений, настроений и действий члена  группы (трудовой, этнической, религиозной и т.п.), отражающих его стремление сохранить, увеличить ресурсы группы и получить некоторую их часть посредством реализации соответствующего типа поведения (трудового, этнического, религиозного, конфликтного).
Групповые установки могут иметь специфические модификации, например, социальная, групповая солидарность – разновидность групповой установки, составлена из готовности: а) нести ответственность за поведение других членов группы, б) расходовать свои ресурсы в интересах группы, помогать членам группы, в) участвовать в достижении целей группы. О различных истолкованиях понятия солидарности см., например: [Гофман, 2012].
Патриотизм группы можно определить как специфическую групповую установку – систему представлений, настроений и действий членов группы, направленную на сохранение и увеличение ее совокупных ресурсов. Под пассивным, оборонительным патриотизмом можно понимать установку на сохранение ресурсов, под активным, наступательным – установку на увеличение ресурсов. 
Патриотизм иногда истолковывают как «любовь к родине». В рамках ресурсного подхода любовь можно определить как совокупность переживаний (ощущений, чувств, эмоций) возникающих у субъекта в связи с получением или предвкушением получения ресурсов от некоторого объекта («предмета любви»). В случае, например, половой любви речь может идти о предкоитальных, коитальных, посткоитальных, репродуктивных, брачно-статусных и иных переживаниях. А в случае любви к родине – о переживаниях, связанных с теми ресурсами, которыми субъект обладает или ожидает получить от определенного сообщества и территории. В последнем случае патриотизм отражает ситуацию, в которой ресурсное поведение группы привязано к территории, при этом территория рассматривается как главный, исходный ресурс группы.
Космополит в данном контексте, это индивид со сравнительно высоким конкурентным потенциалом, готовый, способный реализовывать ресурсное поведение вне определенной группы (и территории). Патриот в этом контексте это субъект, обладающий меньшим конкурентным потенциалом вне определенной группы. Соответственно, например, этнический национализм или религиозный экстремизм ориентированы на лиц с пониженной индивидуальной конкурентоспособностью.
Фанатизм – форма предельного, тотального группового подчиненного поведения, основу которого составляет культивированный группой страх дефицита ресурсов, объективированный в культе, который дает иллюзию упразднения страха.
Крайней формой патриотизма группы является фанатизм, который представляет собой форму предельного, тотального группового подчиненного поведения, основу которого составляет культивированный группой страх дефицита ресурсов, объективированный в культе, который дает иллюзию упразднения страха. Фанатизм создает максималистскую активность групповой установки – сознание и настроения во многом идентичны, велика готовность совершать действия в интересах группы – вплоть до самопожертвования. Фанатизм отражает уровень мобилизованности группы и в той или иной мере может быть свойственен членам любой группы – политической, религиозной, этнической, болельщиков и т.п.


9. Мобилизация группы


Мобилизация группыэто процесс актуализации представлений, идеологий и настроений, активизации действий ее членов, направленных на сохранение, увеличение ресурсов группы. Психологической основой мобилизации является страх – «эмоциональные и поведенческие реакции, вызванные угрозой (реальной или мнимой) потерять или не приумножить ресурсы» (материальные, морально-психологические, статусные и т.д.) [Ильясов, 2007: 81]. Страх формируется на основе представлений о возникающей угрозе дефицита ресурсов.
С точки зрения преобладающих целей мобилизации, группы можно подразделить на авторитарные и демократические. В демократических группах целью мобилизации является повышение результативности деятельности членов группы, направленной на сохранение и увеличение совокупных ресурсов. Достижение указанной цели осуществляется преимущественно путем повышения эффективности систем управления и стимулирования. В авторитарных группах основной целью мобилизации является сохранение и увеличение власти владычествующих субъектов, путем повышения управляемости и подчиняемости группы.
Коллективные, массовые страхи членов группы формируется двумя основными методами: 1. устрашением угрозами утери, отъема ресурсов, 2. репрессиями. Репрессии, в широком смысле, – это любое понуждение к определенному поведению, реализуемое посредствам угрозы наказания за невыполнение этого поведения. Можно выделить следующие виды репрессий: моральные, психологические, административные, экономические, гражданско-правовые, уголовные, силовые. Каждый из видов репрессий обладает соответствующими методами наказаний за отказ реализовывать предписанное поведение.
Культивируемые массовые страхи дефицита ресурсов, вероятно, способствует усилению феномена исключительности, сакральности группы и ее вождя. Мобилизация группы осуществляется также путем регулярного совершения обязательного организованного массового поведения, отправления групповых ритуалов (митинги, шествия, ритуальные трапезы и т.д.), участие в межгрупповых конфликтах и др.
Мобилизация группы, как известно, усиливает групповую самоидентификацию и подчиненность индивида группе, снижает свободу воли, увеличивает некритическое подчинение воле вождя/группы, сужает сознание, ограничивает круг актуальных интересов до размера интересов группы.
Мобилизация группы приводит к росту ее доминантности, доминантность («пассионарность») сообщества – «это его свойство увеличивать свою численность и расширять ареал обитания» [Ильясов, 2013: 173]. Применительно к группам в целом доминантность это свойство группы увеличивать  свою численность и ресурсы (включая территорию), при готовности членов группы к жертвам ради увеличения общих ресурсов сообщества. В случае, например, с отдельным трудовым коллективом, жертвенность проявляется, например, в готовности добровольно работать сверх положенного времени, а в случае с этносом или нацией – вплоть до готовности жертвовать своей жизнью. Мобилизованность группы отражает ее потенциал успешного участия в групповом отборе, межгрупповой конкуренции, конфликтах. В проблеме межгрупповых отношений в настоящее время значительное внимание привлекают этнические и религиозные конфликты, возможно, в том числе и вследствие высокого уровня мобилизации соответствующих групп.


10. Демобилизация группы


Демобилизация группыпроцесс обратный мобилизации, снижение сплоченности группы и активности группового поведения. Для данного процесса характерны: усиление индивидуализации – большая идентификация себя со своей личностью, нежели с группой (группами); снижение интенсивности (силы и частоты) социальных связей между членами группы; частичный или полный психологический и поведенческий выход индивида из группы.
Демобилизация группы может происходить в двух существенно различающихся случаях: 1. снижение страха дефицита ресурсов вследствие достаточности (избытка) ресурсов; 2. повышение страха дефицита ресурсов при утрате членами группы ощущения общности ресурсов группы («каждый за себя»).
В социуме с высокой производительностью труда, приводящей к появлению ощущения достаточности ресурсов, снижению страха их дефицита, усиливается процесс ее демобилизации. Он характеризуется следующими особенностями:
– обезличивание регулирующих отношений, усиление правового регулирования в сравнении с моральным;
– повышение личных свобод;
– ослабление традиционных патриархальных отношений;
– большее обособлением людей, приводящее к ослаблению интегрированности первичных групп.
В условиях кризиса социальной системы, при нарушении принципа общности групповых ресурсов, усиления дефицита ресурсов, не отлаженности формальных и доминирования неформальных распределительных отношений, снижении идентификации себя с большой группой, также происходит процесс демобилизации группы.


11. Соотношение групп 


В силу социальной природы человека ему присуща почти рефлекторное стремление (потребность) быть членом группы и иметь в ней определенный статус с соответствующими коммуникациями. Человек может чувствовать себя одновременно членом значительного числа групп, при этом группы малого размера могут восприниматься как составные части больших групп, формируя феномен «социальной матрешки». С определенной долей условности можно выделить следующую иерархию групп: семья ¢ род ¢ племя ¢ этнос ¢ нация (население страны) ¢ религиозная общность ¢ страта (класс) ¢ формационная общность (мега-нация) ¢ население планеты Земля.
Под классами, стратами принято понимать группы, выделяемые по уровню имеющихся у них властных и материальных ресурсов. Например, выделяется такая страта как «средний класс». Подобные группы являются хорошо сопоставимыми только в рамках одной формационной общности.
В подходах к пониманию феномена формационной общности (мега-нации) можно опираться на существующие определения нации, здесь можно условно выделить культурно-психологический 5 и материалистический (марксистский) подходы. М. М. Ковальский, например, выделил следующие факторы, образующие нацию: «Сознание взаимной зависимости и общности исторического прошлого, языка, других культурных особенностей... в числе их - веры; наконец, сознание общности интересов в настоящем» [Ковальский, 1915: 59]. Карл Каутский определяет нацию как исторически складывающееся единение людей, которое возникает на основе общности их территории, экономики, языка и центральной власти [Каутский, 1903].
Для описания совокупности наций, сознающих (по Ковальскому) «взаимную зависимость, общность исторического прошлого, культуры, веры, общность интересов в настоящем», иногда используется термин «цивилизация», см. например, работу Самуэля Хантингтона (Huntington, Samuel) [Хантингтон, 2003]. Культурно-психологический подход, делая акцент на осознании культурной общности, оставляет вне поля зрения факторы, который Каутский описал как «экономика и центральная власть». Эффективность производства ресурсов, принципы их распределения, частичная унификация и координация некоторых властных функций, как представляются, и задают реальную общность союзов наций и различия между ними. Это позволяет, например, отнести к «западному миру» Японию, не имеющую традиционной культурной общности с западноевропейскими странами.
Таким образом, формационная общность задается тремя основными признаками: 1. производительность труда, 2. идеология и практика распределения властных и материальных ресурсов, 3. унификация права и координация властных функций.


12. Социализация как процесс включения в группу


При самом общем социологическом понимании, социализация есть процесс включения индивида в систему общественных отношений, который реализуется посредством предписания ему и усвоения им социальных норм, социальных ролей и функций, вхождения в определенные социальные группы [Ильясов, 1988: 30]. В рамках анализа группового поведения социализация есть процесс включения индивида в различные группы. В этом случае социализацию можно описать (см. рис. 1) как состоящую из следующих элементов:
1. Дифференциация (классификация, категоризация) групп – различение, выделение индивидом групп в сообществе по тем или иным основаниям;
2. Ориентация индивида в групповых нормативах – различение, понимание социальных норм и концептов распределения ресурсов, присущих определенным группам;
3. Групповая самоидентификация – отнесения себя к определенной группе, восприятие себя ее членом;
4. Вхождение в определенную группу;
5. Усвоение социальных норм и концептов распределения ресурсов, присущих «своей» группе;
6. Принятие определенных функций, типов поведения в «своей» группе;
7. Осуществление группового поведения – реализация определенных ролей, функций в группе.

Рис. 1. Схема процесса групповой социализации – стадии включения индивида в группы

Схема процесса групповой социализации

 

Как видно из приведенной схемы (рис. 1), процесс социализации относится к замкнутым (круговым, циклообразным) процессам – с той или иной активностью отдельных стадий он продолжается всю жизнь.
Интенсивный период социализации завершается к тому моменту, когда субъект достигает, как правило, 23-25 лет [Андреенкова, 1970]. Индивид начинает инициативно, осознанно реализовывать определенный вид группового поведения. Соответственно, в этом возрасте завершается первичное формирование групповой установки. На когнитивном уровне установка составлена знаниями и представлениями о данной группе, включая структуру ценностей и нормы поведения. На эмоционально-рефлекторном уровне – это различным образом окрашенные чувства принадлежности к определенной группе, переживание идентичности с ее членами, актуализация рефлексов группового поведения. На поведенческом – реализация группового поведения в соответствии с принятыми нормами данной группы. Понятно, если субъект расценивает информацию о группе, с которой он себя идентифицирует, как негативную, и у него негативные эмоции по отношению к данной группе, то он, в случае свободного волеизъявления, не будет реализовывать соответствующего группового поведения.
В условиях патриархального общества включение индивида в группы происходит во многом предопределенным образом, под контролем и опекой патриархальных структур. В этих условиях вхождение в группу и участие в групповом ресурсном поведении для индивида не представляет особой сложности, хотя и может ограничивать социальную мобильность. В условиях свободно-конкурентного, атомизированного сообщества, многие задачи по вхождению в группы индивиду приходится решать самостоятельно и у него могут возникать психологические проблемы, например, страх перед группой – социофобия 6.


13. Модель измерения реализованности ресурсных идеологий и идея конвергентности


Различные идеологии, совокупность процессов групповой самоидентификации, социализации, уровень мобилизации и патриотизма, значимость и соотношение различных групп, входящих в «большую группу», в конечном счете, задают общую характеристику этой группы, определяющую ее конкурентоспособность и качество жизни ее членов. Но главным фактором, задающим качество группы, являются ресурсные идеологии и практики, а главными ресурсами – властные и материальные.
При наличии большого числа публикаций, нельзя сказать, что существует признанное операциональным описание левой и правой идеологий, нет также соответствующей системы показателей, которая позволяла бы измерить выраженность, степень реализации этих идеологий в той или иной группе.
Правая, свободно-конкурентная идеология выступает за ничем не ограниченную конкуренцию за властные и материальные ресурсы, что в пределе обозначает полную концентрацию власти и капитала в руках немногих. Левая идеология в пределе стремится к абсолютно равномерному распределению властных и материальных ресурсов. Понятно, что в своем абсолютном виде ни одна их указанных идеологий ныне не жизнеспособна, но их оптимальное сочетание задает конкурентоспособность сообщества.

Рис. 2. Соотношение ответов респондентов о мере распределения властных и материальных ресурсов в США и Северной Корее (средние оценки по 10-бальной шкале)

 

Из сказанного выше вытекает, что реализованность каждой из идеологий может быть измерена двумя показателями. Реализованность правой идеологии измеряется: 1. мерой концентрации властных ресурсов в руках немногих, 2. степенью конкурентности в борьбе за материальные ресурсы. Реализованность левой идеологии определяется мерой равномерности распределения ресурсов: 1. властных, 2. материальных. Понятно, для корректного измерения указанных четырех показателей, должна создаваться специальная система индикаторов, отражающих объективные и субъективные параметры. Соотношение реализованности указанных идеологий можно рассматривать как универсальная характеристику любой (большой и малой) группы. Соответственно, указанные параметры могут быть измерены для любого сообщества, от малой группы и трудового коллектива до государства (понятно, для каждого вида группы должны разрабатывать свои модификации показателей). Представляется, что указанные показатели являются самыми общими, основными, характеризующими качество группы.
В целях иллюстрации и апробации описываемой модели для сбора эмпирической информации был проведен экспериментальный, пилотажный онлайн опрос 7, в ходе которого респондентам задавалось по четыре вопроса 8, измеряющих значения каждого из описанных показателей в двух странах. Для ответа предъявлялась 10-бальная графическая шкала с цифровым обозначением градаций и вербальным описанием крайних позиций. В качестве «модельных» объектов измерения были приняты США и Северная Корея.
Результаты опроса приведены на рис. 2. В представлении респондентов, принявших участие в опросе, централизация власти и равномерное распределение доходов присущи Северной Корее в большей мере чем США. А в США в большей степени развиты конкуренция и демократия. Характерно, что, по мнению респондентов, не смотря на официальную приверженность Серверной Кореи левой идеологии, демократия там развита меньше, нежели в США.
Можно предположить, что гармоничной является социальная система в который «парные» показателя имеют симметричные, и при этом максимально возможные значения. То есть одновременное сочетание высокой централизации власти с максимально возможной демократией, свободной конкуренции и социалистического распределения. Отчасти эта идея содержится в теории конвергенции социальных систем, см., например, работу Джона Гэлбрейта (Galbraith, John, 1967) [Гэлбрейт, 2004]. В этом смысле, вероятно, можно рассматривать США как пример системы, приближающейся к конвергентной.

Литература


Андреева Г. М. Социальная психология. М: Аспект-пресс, 1996.
Андреенкова Н. В. Проблемы социализации личности // Социальные исследования. 1970. Вып. 3. С. 38-52.
Бердяев Н. Царство Духа и Царство Кесаря. М.: Республика, 1995.
Блумер Г. Коллективное поведение // Американская социологическая мысль. М.: МГУ, 1994. С. 90-115.
Большой толковый социологический словарь (Collins) / Сост.: Д. Джери, Д. Джери. Пер. с англ. Т. 1. М.: Вече, 1999.
Гидденс Э. Социология / При участии К. Бердсолл. Пер. с англ. 2-е изд. М.: Едиториал, 2005. 
Гофман А. Б. Солидарность или правила, Дюркгейм или Хайек? О двух формах социальной интеграции // Социологический ежегодник. 2012. М.: ИНИОН РАН; Кафедра общей социологии НИУ ВШЭ, 2013. С. 97-167.
Гэлбрейт Дж. Новое индустриальное общество. Пер. с англ. М.: Изд-во АСТ: Транзиткнига; СПб.: Terra Fantastica, 2004.
Дарвин Ч. Происхождение человека и половой отбор // Дарвин Ч. Соч. Т. 5. М.: АН СССР, 1953. С. 119-658.
Донцов А. И. О понятии «группа» в социальной психологии // Социальная психология: Хрестоматия. Сост. Е. П. Белинская, О. А. Тихомандрицкая. 2-е изд., испр. и доп. М.: Аспект Пресс, 2012. С. 180-186.
Зиммель Г. Общение. Пример чистой, или формальной социологии // Зиммель Г. Избранное. Т. 2. Созерцание жизни. М.: Юрист, 1996. С. 486-500.
Ильясов Ф. Н. Потребность в детях и репродуктивное поведение // Мониторинг общественного мнения. 2013. №1. С. 168-177.
Ильясов Ф. Н. Терроризм – от социальных оснований до поведения жертв // Социологические исследования. 2007. №6. С. 78-86.
Ильясов Ф. Н. Политический маркетинг. Искусство и наука побеждать на выборах. М.: ИМА-пресс, 2000.
Ильясов Ф. Н. Большевизм: норма или отклонение? // Вестник Российской Академии Наук. 1996. № 1. С. 46-54.
Ильясов Ф. Национальное сознание и поведение // Страна и мир. Мюнхен. 1990. Ноябрь-декабрь. №6 [60]. С. 78-89.
Ильясов Ф. Н. Удовлетворенность трудом (анализ структуры, измерение, связь с производственным поведением)  Ашхабад: Ылым (Наука), 1988.
Каутский К. Национальность нашего времени. Спб.: Типография Альтшутцера, 1905. 48 с.
Качанов Ю. Л., Шматко Н. А. Как возможна социальная группа? (к проблеме реальности в социологии) // Социологические исследования. 1996. №12. С. 90-105.
Ковальский М. М. Национальный вопрос // Энциклопедический словарь «Гранат». 7-е изд-е. Т. 30. М.: Т-во Бр. А. и И. Гранат и К., 1915. С. 59.
Краткий словарь по социологии / Сост. Коржева Э. М., Наумова Н. Ф. М.: Политиздат. 1989.
Мертон Р. К. Социальная теория и социальная структура. М.: ACT; Хранитель, 2006.
Павленко В. Н. Представления о соотношении социальной и личностной идентичности в современной западной психологии // Вопросы психологии. 2000. №1. С.135-141.
Плеханов Г. В. О религии. Соч. Т. 17. М.: Госиздат, б.г.
Социальная психология: Хрестоматия. Сост. Е. П. Белинская, О. А. Тихомандрицкая. 2-е изд., испр. и доп. М.: Аспект Пресс, 2012.
Социологический словарь (Penguin) / Сост.: Н. Аберкромби, С. Хилл, Б. С. Тернер. Пер. с англ. 2-е изд. М.: Экономика. 2004.
Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: Изд-во АСТ, 2003.
Шерковин Ю. А. Понятие группы в марксистской социальной психологии // Социальная психология: Краткий очерк. М.: Политиздат, 1975.
Шкаратан О. И., Сергеев Н. В. Реальные группы: концептуализация и эмпирический расчет // Общественные науки и современность. 2000. №5. С. 33-45.

 

GROUP AND GROUP BEHAVIOR
Farkhad Nazipovich Iliassov *
* An independent researcher, PhD in «Applied Sociology». Email: iliassov.farkhad@yahoo.com

 

Abstract

So far, in sociology there is no accepted concept of group and group behavior that hinders the development of science. The article gives a conceptual description of the phenomenon of groups and group behavior on the basis of the resource approach. The author proposes a behavioral criterion for determining group behavior for an operational definition of the group. Group behavior is described as a concerted action of individuals, aimed at preserving and increasing the total resources. The real group – a set of persons carrying out coordinated actions aimed at preserving and increasing the total resources. It is shown that any group ideology is the concept of resource allocation. In the framework of the developed approach, the author gives a definition group attitude, patriotism of group, the dominance of the group, pride, love. The dominance of the group is defined as a property of the group to increase its quantity and controlled sphere (including the territory), while the willingness of members of the Group to victims for the sake of increasing the overall resources of the community. It is proposed and illustrated an empirical model measurement of realization of resource ideologies and ideas of social convergence.

Keywords: group, group behavior, group ideology, socialization, group identity, patriotism, group mobilization, formational community, convergence

 

References
Andreeva G.M. Social'naja psihologija [Social psychology]. Moscow, Aspect Press, 1996. (In Russ.)
Andreenkova N.V. Problems of socialization. Sotsial'nye issledovaniya [Social research]. 1970, vol. 3, pp. 38-52. (In Russ.)
Berdyaev N. Tsarstvo Dukha i Tsarstvo Kesarya [Kingdom of the Spirit and the Kingdom of Caesar]. Moscow, Respublika, 1995. (In Russ.)
Blumer H. Collective Behavior. American sociological thought. Moscow, Moscow State University, 1994, pp. 90-115. (Russ. ed.)
David J., Jary J. Collins Dictionary of Sociology. Vol. 1. Moscow, Veche – AST, 1999. (Russ. ed.)
Giddens A., Birdsall K. Sociology. Moscow, Editorial, 2005. (Russ. ed.)
Gofman A.B. Solidarity or rules, Durkheim or Hayek? About two forms of social integration. Sociologicheskij ezhegodnik. Moscow, INION RAN, 2013, рр. 97-167. (In Russ.)
Galbraith, J.K. The New Industrial State. Moscow, AST, 2004. (Russ ed.)
Darwin Ch. The Descent of Man and sexual selection. Darwin Ch. Works. Vol. 5. Moscow, USSR Academy of Sciences, 1953, pp 119-658. (Russ ed.)
Dontsov A.I. On the concept of "group" in social psychology. Social'naja psihologija: Hrestomatija [Social Psychology: A Reader]. Moscow, Aspect Press, 2012, pp 180-186. (In Russ.)
Simmel G. Sociability (An Example of Pure, Formal Sociology). Simmel G. Izbrannoe. Vol.2. Sozercanie zhizni. Moscow, Jurist, 1996, pp. 486-500. (Russ ed.)
Iliassov, F.N. Need for children and reproductive behavior. Monitoring obshchestvennogo mneniya [Monitoring of public opinion]. 2013, no. 1, pp. 168-177. (In Russ.)
Iliassov F.N. Terrorism - on social grounds to the victim's behavior. Sotsiologicheskie Issledovaniya [Sociological Studies]. 2007, no. 6, pp. 78-86. (In Russ.)
Iliassov F.N. Politicheskii marketing. Iskusstvo i nauka pobezhdat' na vyborakh [Political marketing. The art and science to win elections]. Moscow, IMA-press, 2000. 200 p. (In Russ.)
Il’yasov F. N. Bolshevism: Norm or Deviation. Herald of the Russian Academy of Sciences, vol. 66, no. 1, 1996, pp. 54-61.
Iliassov F.N. National consciousness and behavior. Strana i mir [The Country and the World]. (Munich), 1990, vol. 60, no. 6, pp. 78-89. (In Russ.)
Iliassov F.N. Udovletvorennost' trudom (analiz struktury, izmerenie, svyaz' s proizvodstvennym povedeniem) [Job satisfaction (analysis of the structure, measurement, work-related behavior)]. Ashgabat, Ylym, 1988. 100 p.
Kautsky K.J. Nationality of our time. St. Petersburg, Tipografiya Al'tshulera, 1905. 48 p. (Russ ed.)
Kachanov Yu.L., Shmatko N.A. Kak vozmozhna sotsial'naya gruppa? (k probleme real'nosti v sotsiologii). Soсiologicheskie issledovaniya, 1996, no. 12, pp. 90-105. (In Russ.)
Koval'skii M. M. Natsional'nyi vopros. Entsiklopedicheskii slovar' “Granat”. Vol. 30. Moscow, Tovarishchestvo Brat'ev A. i I. Granat i K., 1915, p. 59. (In Russ.)
Kratkii slovar' po sotsiologii [Concise Dictionary of Sociology] Moscow, Politizdat. 1989. (In Russ.)
Merton R. К. Social theory and social structure. Moscow, ACT - Khranitel', 2006. (Russ ed.)
Pavlenko V.N. Representations of the relationship between social and personal identity in modern western psychology. Voprosy psikhologii. 2000, no. 1. pp. 135-141. (In Russ.)
Plekhanov G.V. O religii [About religion]. Plekhanov G.V. Soch. Vol. 17. Moscow, Gosizdat, (no date). (In Russ.)
Sotsial'naya psikhologiya: Khrestomatiya [Social Psychology: A Reader]. Moscow, Aspekt Press, 2012. (In Russ.)
Abercrombie N., Hill S., Turner B.S. The Penguin Dictionary of Sociology. Moscow, Ekonomika, 2004. (Russ ed.)
Huntington S.Ph. The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order. Moscow, ACT, 2003. (Russ ed.)
Sherkovin Yu.A. The concept of group in Marxist social psychology. Social Psychology: A short essay. Moscow, Politizdat, 1975. (In Russ.)
Shkaratan O.I., Sergeev N.V. Real groups: a conceptualization and empirical calculation. Obshchestvennye nauki i sovremennost', 2000, no. 5, pp. 33-45. (In Russ.)


* E-mail: iliassov.farkhad@yahoo.com

© 2016 Автор

ISSN 2500–0020

2 Один из простых случаев на уровне отдельного индивида – стремление получить что-либо без очереди.

3 В научной литературе обычно выделяют только личную и групповую идентичность, см., например: [Павленко, 2000].

4 Например: «Я татарин, потому, что мои родители татары».

5 В советской литературе это направление иногда называлось «идеалистические учения о нации».

6 Социофобию в социологии можно рассматривать как вид субдоминантного поведения, проявляющийся в форме уклонения от участия в конкуренции за ресурсы, вследствие ощущения недостаточности личного потенциала и кажущейся невозможности преодолеть уровень конкурентности и «сопротивления» социальной среды. Социофобия это своего рода «бегство из группы», индивид «убегает» из конкурентной среды – социума, сворачивает социальные контакты. Вследствие сложности или невозможности реализовывать конкурентное поведение, то есть зарабатывать на жизнь, индивид испытывает страх дефицита жизненных ресурсов, проявляющийся и в форме страха перед потенциальными конкурентами, то есть социумом, агрессивного отношения к нему.

7 Опрос проводился в октябре-ноябре 2014 г. Ссылка на онлайн анкету размещалась на сайте психологических тестов, принять участие в опросе мог любой желающий. N=81. Ответ принимался программой в случае получения ответов на все вопросы.

8 1) Каков, на ваш взгляд, уровень централизации власти в (стране Х); в какой мере власть принадлежит исключительно центральным властным структурам? 2) В какой мере в (стране Х) государством доходы богатых перераспределяются в пользу бедных? 3) Каков уровень влияния местного самоуправления, общественных организаций, реальной оппозиции в (стране Х) на принятие политических и экономических решений в стране? 4) Какова степень развития рыночной экономики, свободной экономической конкуренции в (стране Х)?

 

 

 
 
 
Рейтинг@Mail.ru